Федор Возианов: «Новая одежда должна меняться вместе с телом»
Часто о хорошей одежде говорят как о второй коже, и мы привыкли считать это положительной характеристикой, но ведущий украинский дизайнер Федор Возианов так не думает. Однажды он перестал повиноваться диктату тела и начал создавать изделия, которые умеют переходить границы. Его платья-картины существуют как предметы искусства, но стоит снять их с холста и надеть на себя — они тут же превращаются в одежду. А одни и те же паттерны, созданные в коллаборации с Manako Design, можно использовать для производства абажура и жилета, стола и юбки. Почему основатель бренда Vozianov разрабатывает вещи на пересечении моды и других сфер дизайна? Об этом Федор рассказал редакции Blur в своей студии.
Марка, основанная еще в 1998 году, несколько лет назад начала новый вектор развития с коллекции «Супрематизм 2.0». Работы Малевича «Черный квадрат», «Черный круг» и «Черный крест» подтолкнули дизайнера создать вещи, которые не будут копировать фигуру, ведь иначе:
Когда одежда является вторым телом, в какой-то момент она вступает в конфликт с первым.
Федор Возианов
Не очень приятно смотреть на вещь, с которой ты так хорошо сосуществовал долгое время, а потом… Не то чтобы она вдруг изменилась — одежда осталась прежней, а ты стал другим, и она тебе больше не подходит. Сначала интуитивно, а позже осознанно, я пришел к тому, что новая одежда должна меняться вместе с телом. Быть отличительной формой, которая при соединении с человеком вдруг становится его хорошим партнером.

И всё началось с платья. «Черный квадрат» поставил одну из точек в живописи, и когда я сделал платье-квадрат, оказалось, что там присутствует такая же точка. Предмет, нисколько непохожий на тело, подходит разным типам фигур и меняется вместе с тем, как меняется тело.
В моде есть вещи, которые кажутся непоколебимыми, но Федор доказывает, что дизайнеры могут выйти за рамки, которые сами же себе установили.
Мне совсем перестал нравиться fashion, я даже не смог продолжить сотрудничество со своими партнерами, и в 2013 году ушел из бренда. Мне хотелось поставить творческую точку и начать то, что интуитивно казалось бы не прошлым, а настоящим или будущим. Не мертвым — какой мне кажется большая часть fashion-бизнеса.
Живое и мертвое
Очевидно, сейчас прорастают тенденции, которые начались достаточно давно, но долгое время были не очень заметны. Во-первых, это великий этический разворот в моде. Поводом для него послужили, скорее, не творческие намерения дизайнеров, а трагедии вроде бангладешской и загрязнение среды. Для индустрии это был вынужденный шаг, и она не могла не откликнуться. Мне кажется, что она пыталась двигаться как раз в противоположную сторону, хотя для многих дизайнеров этичность и экологичность были важными внутренними вопросами. Что еще из живого — это глобальная демократизация моды. Она стала по-настоящему ризомной структурой, у которой много входов и выходов, которые больше не ограничиваются неделями моды и показами на подиуме, в том числе благодаря социальным сетям.

Традиционные показы давно уже мертвы. Гламур… Он давно казался мне каким-то неприличным, а сейчас это стало очевидным для многих. Что еще мертвое — то, что в словосочетании «fashion-дизайн» fashion занимал, наверно, 99%, а дизайн — 1%. Мне кажется, что его доля должна расти. Дизайн откликается на вызовы времени, но пока достаточно односторонне.
Когда Федор Возианов вернулся в марку в 2015 году, он начал спорить не только с диктатом тела:
Еще одна важнейшая единица моды — это образ. Кирпичик, из которого она состоит. В какой-то момент это тоже показалось мне весьма устаревшей вещью, и мы долго думали, как же разрушить диктат модного образа.
Мы до сих пор экспериментируем. Снимаем предмет одежды просто на теле без присутствия других вещей, чтобы человек мог рассмотреть его и самостоятельно составить образ. Или не составить, если у него не хватает фантазии. Мы точно стараемся не делать то, что называется «модные луки», может быть, у нас не всегда получается, но, экспериментируя, мы точно движемся к тому, что мы найдем свой визуальный язык. Я еще до конца не знаю, каким он будет, но наши образцы отличаются от стандартных модных фотографий.
Среди узнаваемых вещей бренда не только платья-круг, крест и квадрат, но и дутые косынки VOZIANOVKA, футболки NO KISS со встроенными масками, созданные во время пандемии, а также сумки NO STRESS из воздушно-пузырчатых пакетов. Бренд Vozianov разрабатывает предметы вне времени и тенденций, выбирает лаконичность и универсальность во всем — в форме, размере и функции. Сумка-колчан может превратиться в шифоновое платье за пару секунд.
Мы стараемся не копировать тело, но мы думаем о теле. И, скорее, как индустриальные дизайнеры. Когда подходишь к процессу с этой стороны, тебе открывается широкий мир и ты вдруг понимаешь, куда двигаться. Начинаешь считать своей целевой аудиторией не девушку 18-25 лет, зрелую женщину или еще кого-то (потому что это очень странно и это ограничивает), а начинаешь ориентироваться на части тела. Скажем, твоя аудитория — это торс. Причем неважно, мужской или женский или одновременно мужской и женский. Что бы ты сделал для этой аудитории, чтобы тело чувствовало себя комфортно при любых обстоятельствах?

Когда подходишь с этой точки зрения, видишь, что в моде так много не сделано, и это не касается каких-то новых технологий. Абсолютно. Это касается конструкции, использования вполне уже устоявшихся технических вещей, как, например, застежки-молнии.
Мы предлагаем новые парадигмы, которые можно развивать в совершенно разных стилях. Поэтому слово «стиль» мы не применяем вообще, а, скорее, «принцип». Он заключается в том, что мы очень много думаем о сценариях жизни вещи.
Около 80% всех предметов Vozianov — это изделия с адаптивными элементами. В частности, можно варьировать обхват талии примерно на 12 сантиметров.
В мире говорят об этике и социокультурном дискурсе, но не говорят, например, о том, что дизайн может быть дискриминационным. Обычные брюки — это дискриминация. По каким параметрам? В первую очередь размера, а также по параметру мужское-женское. А мы как раз не хотим выбирать вместо клиента, на какую сторону ему застегнуть брюки. Мы стараемся сделать так, чтобы человеку не нужно было спрашивать в магазине: «А есть ли мой размер?». Идеальная вещь, это когда он видит, ему нравится и он просто берет. Вещь точно ему подойдет, потому что она подстроится под фигуру.
Федор Возианов изобретает вещи, у которых есть как минимум два состояния. И хотя мы каждый день снимаем одежду с вешалки и надеваем ее на тело, мысль о том, что вместо плечиков мы можем использовать холст или лампу, поражает своей гениальной простотой. Основатель марки Vozianov не фэшионист, а настоящий дизайнер, который работает в области одежды. Интересно, какие границы он нарушит в следующий раз.

Основательница бренда DZHUS о новой коллекции, вещах-трансформерах и переменах за 10 лет истории марки

Украинский бренд, платья которого носят даже на другом конце планеты, помогает женщинам воссоединиться со своим истинным Я

Made on
Tilda